Решение суда по иску военнослужащий умер находясь на лечении после получения травмы в отпуске

В частности, истица, отметил ВС, указывала в исковом заявлении, что медицинская помощь ее мужу была оказана некачественно и несвоевременно; в результате бездействия персонала больницы и оставлении в стационаре без медпомощи больной был обнаружен на полу в момент наступления клинической смерти. При этом осознание того, что испытывал супруг истицы, находясь в стационаре без необходимой медпомощи, не могло не заставлять женщину переживать и нервничать, т.е. испытывать нравственные страдания.

ВС поддержал выводы первой инстанции

Кроме того, добавила адвокат, приведенный в Постановлении № 10 перечень категорий морального вреда не является исчерпывающим, что позволяет взыскивать компенсацию в связи с неправомерными действиями сотрудников медицинского учреждения. «В моей практике встречаются подобные медицинские споры, при этом суды отказывают в удовлетворении исковых требований по указанным выше основаниям», – резюмировала она. Елена Цыпина полагает, что позиция ВС, выраженная в рассматриваемом определении, устранит правовую неопределенность и позволит гражданам восстановить их нарушенные права.

Комментарии экспертов «АГ»

Кроме того, подчеркнул Иван Печерей, Верховный Суд фактически создал дополнительное основание для компенсации вреда не самому потребителю медицинских услуг, а иным гражданам, состоящим в родстве с последним, что, по мнению эксперта, противоречит логике законодательства о защите прав потребителей. «Исходя из моей практики, как правило, при отсутствии причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и негативными последствиями для истца, суды отказывали в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, – пояснил он. – При этом также имели место случаи, когда моральный вред взыскивался в пользу родственников умершего пациента, но в этих случаях причинно-следственная связь была установлена».

Читайте также:  Заполнить Свидетельство О Смерти Онлайн

К. на рабочем месте во время работы за ЭВМ почувствовала головокружение и упала со стула, в результате чего сломала левую малоберцовую кость, подвернула стопу. Травмы повлекли временную утрату трудоспособности. Комиссия, созданная работодателем, квалифицировала случившиеся как несчастный случай на производстве, однако ФСС не согласился с этим, поскольку травма была получена в результате головокружения, вызванного хроническим заболеванием из-за повышенного артериального давления. Результат — отказ в зачете выплаченных пострадавшей К. сумм.

Но ФСС отказался признавать случай страховым, поскольку С. не имел официального допуска к работе, приступил к ней самостоятельно. До начала смены все механизаторы должны пройти процедуру выпуска техники на линию, медицинское освидетельствование, повторный инструктаж по охране труда на рабочем месте, а также получить путевой лист транспортного средства. Пострадавший С. этого не сделал из-за опоздания.

Несчастный случай как основание для расследования

Суд признал выводы ФСС необоснованными, так как травма, ставшая причиной временной нетрудоспособности Б., была получена во время участия в спортивных соревнованиях, куда ее направило Управление ФССП по Приморскому краю в порядке служебной командировки. Таким образом, Б. действовала в рамках служебного контракта, в интересах работодателя. При этом суды учли, что в круг профессиональных обязанностей Б. входит поддержание уровня квалификации, необходимой для надлежащего исполнения должностных обязанностей судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов, что реализуется в том числе посредством участия в соревнованиях по комплексному единоборству, проводимых ФССП (Постановление АС ДВО от 18.08.2017 № Ф03-3170/2017 по делу № А51-29461/2016).

Маша К.
Оцените автора
Защищаем интересы многих. Защищаем интересы каждого!
Adblock
detector